Колеса + CARS.ru

Продажа и покупка

Ресурсы

Архив новостей

Дороги

Страхование

Конференция

Музыка

 

Тех. Осмотр

Запчасти
Брачный период

Март 2000 года уже вошел в историю не только автомобилестроения, но и в историю бизнеса и предпринимательства вообще - четыре ведущие корпорации подписали договоры о слияниях, а одна прославленная фирма оказалась на краю финансовой пропасти и потери независимости. Вполне веские основания для того, чтобы посвятить теме передела сфер влияния чуть больше внимания, чем обычно.

Для BMW наступают черные дни

Похоже, слухи о непростом финансовом положении немецкого концерна BMW AG начинают обретать черты правды. Ни для кого не секрет, что немцы сами себе создали проблемы, приобретя в 1994 году убыточную английскую компанию Rover Group plc., которая выпускает автомобили марок Rover, Land/Range Rover и MG. BMW планировал навести в компании порядок, а ее модели должны были помочь концерну укрепиться в секторе демократичных легковых машин с приводом на передние колеса. Однако англичане встретили новых хозяев буквально в штыки: дело порой доходило до открытого саботажа. За шесть лет BMW вложил в Rover ни много ни мало, а $3,2 миллиарда, причем без всякой существенной отдачи - только в 1999 году убытки компании составили почти два миллиарда долларов США. Лишь в последнее время под угрозой ликвидации марки британцы стали поорганизованнее, возросли производительность предприятий и качество продукции, снизились затраты. Но теперь выяснилось, что их усилия были слишком запоздавшими, и немцы уже успели принять историческое решение.

К роковой развязке драмы привели три фактора. Во-первых, неудержимый рост курса фунта стерлингов по отношению к другим европейским валютам, что существенно снизило конкурентоспособность роверовских машин. Во-вторых, большие проблемы с качеством у новейших Land Rover Freelander и Rover 75, нанесшие тяжелейший удар и так по невысокому престижу марки. В-третьих, сорвавшаяся разработка модели Rover 55 (она же - аналог будущего переднеприводного BMW 2-series), значительную часть расходов на проектирование которой обязалось взять на себя британское правительство. Сорвалась она потому, что Совет Европы, рассмотрев поданный компанией Porsche AG официальный протест, счел правительственную поддержку незаконной. Вы спросите, а при чем тут Porsche вообще? Причина элементарна: эта фирма принадлежит Фердинанду Пиху, главе концерна Volkswagen AG, давно вынашивающему планы покупки BMW и, естественно, кровно заинтересованному в том, чтобы положение баварцев осложнилось до предела.

Час икс настал 22 марта, когда BMW объявил о состоявшейся за неделю до того продаже марок Rover и MG, а также заводов по производству легковых автомобилей этих марок британской инвестиционной компании Alchemy Partners. Сумма сделки засекречена, но, по некоторым данным, Alchemy Partners заплатят всего лишь 50 миллионов фунтов стерлингов, так как другого покупателя на Rover с его бесперспективной убыточностью попросту не нашлось. Более того, немцам придется оплатить все долги Rover, для чего они с большой неохотой расстаются с единственным прибыльным отделением компании - Land Rover. Легендарными марками внедорожников Land Rover и Range Rover и предприятием в Солихалле отныне владеет корпорация Ford Motor, за что американцы выложили более $3 миллиардов. Отделение Land Rover теперь является составной частью дочернего концерна PAG (Premier Automotive Group), куда уже входят принадлежащие Ford марки Lincoln, Volvo, Jaguar, Aston Martin. Как сказал глава Ford Motor Жак Нассер, "Land Rover считается Jaguar'ом среди внедорожников". Себе баварцы оставляют только марку Mini, так как в создание и доводку модели второго поколения они уже вложили колоссальные средства; дебют машины пройдет уже в октябре, а выпуск начнется весной 2001 года.

Многие сегодня высказывают сомнения в том, что проблемы, с которыми столкнулся BMW, будут по плечу небольшой фирме. Однако Alchemy Partners не скрывает своих планов. Rover Group уже сейчас переименована в The MG Car Co. и вскоре переключится на выпуск исключительно родстеров марки MG. А когда предприятие в Лонгбридже выйдет на рентабельный уровень, Alchemy Partners намеревается… его с выгодой продать. Что же касается автомобилей Rover текущих моделей 25, 45 и 75, а также старого доброго Mini образца 1959 года, то их продержат на конвейере еще от силы пару лет, после чего марка будет ликвидирована. Разумеется, что большую часть из 10 000 работников Rover и 40 000 человек, занятых на предприятиях-смежниках, ждет увольнение. Половина персонала лишится своих рабочих мест уже в ближайшие недели.

Какова же реакция рынка? Самая плачевная: pоверовских дилеров накрыла волна отмен ранее сделанных заказов. Несостоявшиеся покупатели забирают деньги (с вычетом неустоек) и тут же относят их в конторы конкурентов. В течение недели после известия о продаже Rover не продано ни одной машины этой марки. Результат - полная остановка производства модели 75, на которую возлагалось столько надежд. Ее выпуск вскоре возобновится, а пока Alchemy Partners должна получить лицензию от BMW, владеющего заводом в Оксфорде, из ворот которого выезжают "семьдесят пятые". Цепная реакция пошла дальше: британские банки повели жесткую политику в отношении сотен мелких и крупных фирм, поставляющих компоненты для машин Rover, так как их положение стало весьма шатким.

Но есть и еще один немаловажный аспект. Морально-этический. На первый взгляд, он способен сильно осложнить жизнь немцам. Да, после перехода под контроль BMW англичане вели себя, мягко говоря, не совсем конструктивно. Но затем наметились кое-какие подвижки в лучшую сторону, и тут немцы молниеносно, без всякого предупреждения (не совсем понятно, на кого был рассчитан эффект неожиданности, сопровождавший сделку) продают компанию, заведомо обрекая тысячи людей на безработицу. Роверовцы жалуются, что чувствуют себя преданными после немалых усилий, приложенных ими для того, чтобы выполнить все условия и требования руководства BMW. Мы не будем лишний раз упоминать, что отношения между двумя нациями и так носят довольно-таки специфический характер, а Мюнхен уже успел вызвать особое недовольство, купив в 1998 году один из главных британских символов - Rolls-Royce. Теперь акция BMW вызовет неминуемую гибель последнего из крупных английских производителей автомобилей. По всей Великобритании уже зарегистрированы многочисленные случаи проявления вандализма по отношению к машинам немецкой марки. Вяло дела идут у дилеров - далеко не всякий англичанин захочет совершить непатриотичный поступок.

Для BMW, стопроцентно "имиджевой" марки, такой поворот событий крайне неприятен, ибо решение приобрести баварскую машину носит, как правило, эмоциональную основу. Это грозит потерей британского рынка, одного из ключевых для компании, а там и до банкротства рукой подать. Что же случилось? BMW, являвший собой образец грамотного построения бизнеса и славившийся по всему миру как высокоприбыльное производство, похоже, оказался не способным применить отточенные годами методы управления за пределами собственных стен. Прошлогодняя отставка председателя правления Бернда Пишецридера была лишь первым звонком. Сообщение о продаже Rover совпало с известием об отставках директора по перспективным разработкам Вольфганга Циберта, директора по производству Карла-Петера Форстера и директора по продажам Хенриха Хайтманна.

По самым последним данным, владеющая BMW семья Квандт серьезно готовится к продаже своей доли в капитале концерна. 24 марта появилась информация о том, что Ford Motor предложил Квандтам около $16 миллиардов за контрольный пакет акций. В сделке примет участие и Volkswagen, претендующий на Mini и Rolls-Royce, который, таким образом, спустя два года вновь воссоединится с Bentley. General Motors тоже стремится не упускать своего шанса: в Детройте надеются, что, пока соглашение Ford и BMW о продаже Land Rover не получило статус официального (что должно произойти летом), самое время действовать. По словам представителей заокеанского автогиганта, в адрес баварцев уже поступило "одно интересное и выгодное предложение". Касается оно и Land Rover, и Mini.

Нет никаких сомнений, что разразившийся кризис затронет многие сферы автомобильной жизни, в том числе и спорт. В этом же номере "Колес" вы найдете материал о возвращении Renault в Формулу-1. Так вот, целью компании была покупка одной из тех команд, с которыми французы уже работали. Поскольку конюшня Фрэнка Уильямса связана нынче долгосрочным соглашением с BMW, то выбор пал на куда более слабый Benetton. Теперь, когда Жак Нассер уже успел обмолвиться о нежелательности выступления в Формуле-1 двух марок одной корпорации (имеются в виду Jaguar-Cosworth и Williams, использующий моторы BMW) с намеком на возможность сворачивая "формульной" программы баварских моторостроителей, Уильямс попадает в тупиковое положение. Два года прозябания с неубедительным двигателем Supertec в ожидании немецкого силового агрегата превращаются в бесполезную жертву. Более того, на горизонте пока нет никаких других вариантов. Если бы касающиеся Rover новости пришли парой недель раньше, возможно, Renault не поспешил бы с приобретением Benetton, а дождался бы "освобождения" команды Williams, вместе с которой одержал столько побед. В интересное время мы с вами живем.

Независимости у FIAT поубавилось

Все идет к тому, что прогнозы специалистов оправдаются, и через несколько лет на планете останутся три-четыре крупных автопроизводителя. На фоне скандальной продажи компании Rover концерном BMW практически не замеченным осталось другой эпохальное событие: слияние FIAT Auto и General Motors.

Занимающий шестое место в мировой табели о рангах FIAT Auto в прошлом году понес убытки в размере $126 миллионов. Никаким кризисом здесь и не пахнет, но повод призадуматься об экономии средств есть, и вполне весомый. Сегодня наиболее эффективным способом снижения расходов является тесное сотрудничество с другими крупными компаниями, однако от предложения DaimlerChrysler, вознамерившегося прибрести FIAT Auto целиком, итальянцы вежливо отказались. Контролирующее концерн семейство Аньелли и его глава Джованни Аньелли лично стремились убить двух зайцев одним выстрелом: найти партнера по бизнесу и сохранить независимость. Аньелли остаются фактическими владельцами FIAT Auto, так как им принадлежит крупнейший пакет акций промышленного концерна FIAT SpA, в который входит и одноименное автомобильное отделение. Зато с General Motors после продолжительных переговоров удалось достичь взаимовыгодного соглашения: итальянцы передают американцам 20% акций своего автомобильного отделения, взамен получая 5,1% акций GMC и автоматически становясь вторым по величине его акционером. Сумма сделки оценивается в $2,4 миллиарда. Несомненно, благоприятное впечатление на Аньелли произвело то, что General Motors предоставил значительную автономию принадлежащим ему компаниям Opel/Vauxhall, SAAB, Suzuki и Holden.

Как известно, отделение FIAT Auto владеет фирмами Alfa Romeo, Ferrari, Fiat, Lancia и Maserati. Но, конечно, итальянцы никому не позволят даже пальцем прикоснуться к своим национальным святыням, поэтому имеющая особый статус группа Ferrari/Maserati осталась в стороне от сделки, и на нее влияние американцев не распространится.

Кризис BMW, часть третья: открытая угроза

Крайне влиятельный и всеми уважаемый британский клуб поклонников культового Mini (The British Mini Club) сделал следующее заявление: если за выпуск модели второго поколения возьмется BMW, клуб признает ее "неправильной", полностью не соответствующей канонам английского автомобилестроения. Пресс-аташе клуба сказал: "Мы обещаем, что, если на машине окажется логотип BMW, она не будет рассматриваться как Mini". Иначе говоря, фэны объявят ее подделкой под оригинал. Принимая во внимание, сколько средств и лет напряженной работы затратили немцы на разработку Mini II и его подготовку к производству на заводе в Оксфорде, а также то, что основной расчет маркетологов делался на жителей Британских островов, такое решение The British Mini Club может обернуться для баварцев астрономическими убытками.

Очередная суперсвадьба

После слияния Daimler-Benz и Chrysler многие задумались, а какова же будет судьба Mitsubishi Motors, долгие годы тесно сотрудничавшей с крайслеровцами? Теперь все вопросы решены - только что в Штутгарте руководители корпораций Юрген Шремп и Кацухико Кавасоэ подписали протокол о намерениях, оговаривающий условия образования альянса для проектирования, разработки, производства и продажи легковых автомобилей и коммерческих машин малой грузоподъемности. Слияние DaimlerChrysler и Mitsubishi Motors будет юридически оформлено в течение ближайших нескольких месяцев, и новый супергигант займет третье место в мире по объемам производства, уступая лишь General Motors и Ford Motor. Правда, станет ли это равноправным партнерством или окажется просто поглощением, как произошло с Chrysler, мы узнаем значительно позже. Сейчас точно известно одно: немцы покупают 34% акций японской компании за $2,2 миллиарда, то есть автоматически получают несколько мест в правлении Mitsubishi Motors и право вето. Итак, DaimlerChrysler отныне располагает доступом к рынкам государств Юго-Восточной Азии, где Mitsubishi владеет сборочными предприятиями и разветвленной дилерской сетью. Например, в кратчайшие сроки в продажу в Японии поступит крошка Smart. Наоборот, Mitsubishi теперь расширит свое присутствие в Европе и Северной Америке. Голландская компания NedCar, бывшее совместное предприятие Volvo и Mitsubishi, отныне превращается в германо-японское СП с равными долями участия, а DaimlerChrysler легко и безболезненно получает доступ к технологии GDI (на основе которой создаются бензиновые двигатели с непосредственным впрыском топлива). Пока трудно предположить, что произойдет с Volvo S40/V40, выпускаемых на NedCar, но вполне вероятно, что производство машин будет перенесено в США или вовсе прекращено.



 

 

 

 

На главную страницу


 
WebStudio Banner Network

TopList Aport Ranker