Колеса + CARS.ru

Продажа и покупка

Ресурсы

Архив новостей

Дороги

Страхование

Конференция

Музыка

 

Тех. Осмотр

Запчасти

Маленькие проблемы бааааальшого спорта

В то время как советско-американские космонавты бороздят просторы ближнего космоса в поисках новых знаний, в нашей стране растет и набирает силу широко известное в узких кругах джиперов движение под названием ТРОФИ-РЕЙД. Это исконно русское занятие известно всем автомобилистам, хотя бы один раз покидавшим асфальт с целью доехать до дачи, рыбалки или до грибов. В давние времена, ставшие уже доисторическими, когда колеса диаметром 44 дюйма на легковой, в общем-то, машине считались фантастикой, рейд представлял собой автопутешествие группы любителей экстрима по бездорожью, способ общения единомышленников, которые на свой страх и риск рейдовали чисто трофически и автономно.
Но уже тогда трофи-рейд, даже не имея соревновательного компонента, был довольно рискованным мероприятием. Отсутствие связи с цивилизацией, полная автономия вынуждали участников быть готовыми к любым неожиданностям и неприятностям, чувствовать ответственность друг за друга, помогать друг другу. Судя по невысокой смертности среди джиперов тех времен, им это удавалось. На сегодняшний день трофи-движение в нашей стране стало официальным видом спорта с огромным количеством участвующих, наблюдающих, болеющих и сочувствующих. При этом очень многие считают, что успех и безопасность обеспечиваются "крутизной" машины и суммой стартового взноса. Но это заблуждение.
Безопасность экипажа напрямую зависит от способности верхней оконечности тела джипера (в дальнейшем условно именуемой "голова") принимать правильные, адекватные решения и без сильных искажений доводить их до остальных частей тела. Задайте вопрос любому участнику трофи-рейдов: "А что ТЫ сделал для обеспечения собственной безопасности?". Ответ будет стандартным: "Все: я поднял машину на 2 метра! Да я укоротил ее в два раза! Да у меня колеса 55-ые, военные мосты, каркас из ломов сварен, шноркель пятиметровый, лебедка на 30 тонн с тросом в 40 мм, полный багажник пива и закуски!!! Аптечка?! Это удел лохов асфальтовых, а для нас диагноза пока не найдено". И вот тут-то наш "жупер" и ошибется - диагноз на любой вкус может найтись на трассе в считанные секунды, когда трос, не иначе как пива насосавшись, обовьется вокруг ноги да ка-а-ак дернет! Кстати, аналогичный случай имел место на "Ладоге-2001". В ночь с 3-го на 4-е июня ставка командования, возглавляемая несгибаемым трезвенником Ю. Овчинниковым, из проезжающей мимо машины в виде шифровки получила сообщение. После перевода выяснилось, что там…в лесу…какой-то…нехороший человек…наш товарищ…ногу…сломал! В это время в лесу, вернее, на болоте с гордым названием "Неодолимое" происходили, пожалуй, самые трагические для многих "жуперов" события. Из ста с лишним стартовавших экипажей до финиша первого дня добралось только две трети. Остальные не по-детски "колбасились" в болоте и на подступах к финишу СУ. Попытки выяснить координаты места происшествия и его время оказались мало результативными. Командор принял волевое решение - ЕХАТЬ. Вскоре получили более конкретную информацию: петлей троса поломана нога у одного из москвичей, пострадавший при смерти, находится где-то в 2,5 км от финиша. И тут мы вспоминаем, что лебедка на нашей машине не работает. Соваться на трассу, по которой прошло более 50-ти боевых машин без лебедки - чистое безумие. Пришлось мне, напуганному предполагаемой тяжестью состояния пациента и отсутствием достоверной информации, набить многочисленные карманы жилетки всем, что могло бы понадобиться, и отправиться к месту пешком. Бежал бегом. Добравшись до места происшествия, я застал следующую картину: пострадавший с закованной в две доски ногой, чувствующий себя довольно сносно, грузился в единственный УАЗик Алексея Костерина, имеющий заднее сиденье. Удивительно, но никому не пришло в "голову" (см. выше) воспользоваться рацией. А если бы ситуация была посерьезнее?
Далее была эвакуация, причем по бездорожью и с попытками не разболтать раненого. Потом больница в Сосново, где никто толком не знал, что делать и сколько это стоит для москвича. Потом переговоры с городом о койко-месте и опять же ценнике. В лагерь мы вернулись около восьми утра, оттуда уже отправили машину забирать раненого в Питер. В общем, все кончилось довольно благополучно, но сам процесс эвакуации занял около 12-ти часов. А если бы травма угрожала жизни ЧЕЛОВЕКА? Сидел бы я на болоте с полутрупом на руках и размахивал бы голубыми трусами с целью привлечь внимание пролетающих мимо самолетов, вертолетов и пр. И жил бы этот полутруп ровно до тех пор, пока бы не кончились лекарства. Причина большинства подобных происшествий в элементарном РАЗДОЛБАЙСТВЕ дорогих участников. Ведь насколько просто поставить ногу в петлю троса, приняв ее за лесной люк, и, махнув рукой, сказать: "Поехали!". Или, погуляв на дискотеке, получить лопатой от аборигена по голове. Или стойко стоять в колее, пока оторванный бампер, улетевший в лес, не вернется оттуда и не даст по ноге. А еще уехать на трассу, оставив все продукты и вещи в лагере, провести на маршруте несколько суток, загибаясь от голода и холода. И таких примеров масса. Пока истинно русское "авось" не привело к сколько-нибудь серьезным последствиям. Доктор соревнований, если таковой имеется, оказывается один на один с поврежденным организмом "жупера" и без всякой поддержки и надежды на помощь извне. А изнутри у него, кроме огромного желания помочь и ограниченного набора медикаментов, ничего нет. Организаторы же трофи-рейдов понимают, что вроде и надо бы, с одной стороны, но с другой - а вдруг пронесет? Когда-нибудь пронесет. Да так, что никакие супердышащие памперсы не помогут. Поэтому призываю всех - и участников, и организаторов - озаботиться, в конце концов, обеспечением медпомощи и эвакуации на трофи-рейдах, не дожидаясь появления почетного звания "ИНВАЛИД ТРОФИ-РЕЙДА".
В отечественном здравоохранении существуют (параллельно) несколько систем медицинского страхования, основанных на разных принципах. В таком экстремальном спорте, как трофи-рейд, возможен только один вариант: спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Существует совершенно реальная возможность обеспечить ВСЕМ адекватную медпомощь, вплоть до эвакуации с трассы, используя даже пресловутый вертолет. Для этого всего лишь надо понять (в том числе и чиновникам РАФ), что медстрахование, в конечном счете, важнее, чем страхование от несчастного случая и ответственности перед третьими лицами. Ведь здоровье и жизнь человека неизмеримо ценнее и невосполнимее, чем помятое железо трофического "Запорожца" или деньги.
Я предлагаю трезво посмотреть на сложившуюся ситуацию и понять, что деньги (причем небольшие) нужно вкладывать не только в автомобиль, но и в охрану собственного здоровья. В Питере есть программа медстрахования участников трофи-рейдов с обеспечением транспорта и оплатой лечения и медикаментов в стационарах города. Стоимость ее менее $10. Создается один страховой полис на всех участников и организаторов, который обеспечит эвакуацию и лечение пострадавших в должном объеме. Тогда, быть может, и пронесет. Поверьте, в жизни есть много радостей, кроме отдыха на больничной койке.

Текст: Вячеслав Рябинкин, травматолог (стаж работы в травме 10 лет).
В должности "врач соревнований" работал на "Ладоге 2001", "Блади Хеви 2001" и др.
Фото: Юрий Овчинников, из архива автора




 

 

 

 

На главную страницу


 
WebStudio Banner Network

TopList Aport Ranker