Колеса + CARS.ru

Продажа и покупка

Ресурсы

Архив новостей

Дороги

Страхование

Конференция

Музыка

 

Тех. Осмотр

Запчасти

Михаил Логутенко

"Мне кажется, никто и ничто не может сделать человека кем-то, если он сам этого не захочет..."
По словам Михаила Логутенко, он родом не из есенинской страны "березового ситца". Его детство, как и детство многих питерских, - "немного стройки, немного пустыри", но в основном - "октябрятско-пионерская школа", которая по тем временам давала возможность ребятам реализовать себя. "Я всегда был человеком общественным и активным", - говорит он.
Родители чистой воды гуманитарии: мама - кандидат педагогических наук, отец - прошел путь от артиста балета до директора Ленконцерта. Они хотели дать старшему сыну техническое образование. Однако перспектива учиться еще и после школы Михаила как-то не прельщала. Он даже не купился на обещанный в случае поступления мотоцикл, которым бредил. На первом экзамене в Политех, написав на листе "Ничего не знаю!", стал на восемь месяцев "абсолютно свободным человеком" и до армии осваивал азы профессии печатника в типографии. В армии служил водителем радиостанции. - "В нашей семье одна половина была деятелями культуры, вторая - автолюбителями, управлявшими по тем временам крутым "запорожцем". После армии с ходу поступил в ЛГИТМИК - семейное-таки взяло верх! - на театроведческий факультет, отделение организации управления театральными делами.
- Знаете, есть у меня одна проблема - не люблю учиться. Я - практик. Мне легче сделать несколько пробных шагов, поэкспериментировать, чем прочитать по теме книгу, поэтому после третьей установочной практики в Театре балета Эйфмана в институт больше не вернулся, перевелся на заочный. У Эйфмана работал заместителем директора, позже - главным администратором в Мюзик-холле. Все шло прекрасно, но вдруг понял, что у меня не совсем то образование, которое нужно руководителю. Театральный институт бросил. Позже, работая в представительстве Госконцерта, в Дирекции международных конкурсов, заочно закончил ФИНЭК, экономический факультет. В культуре мне большей частью приходилось заниматься вопросами обеспечения - транспорт, гостиницы, быт… Не знаю, насколько это литературно прозвучит, но я всегда был, грубо говоря, шофером среди культурных, поэтому в какой-то момент решил: а не стать ли мне культурным среди шоферов? И я пришел в "Евросиб-авто".
- Вот так запросто?
- Откровено говоря, чистых случайностей не бывает. Невозможно попасть в кабинет генерального просто так. Я честно признался Юрию Яковлевичу Рейбанду, что никогда не работал в автобизнесе. Он спросил: "У тебя проблемы? Нет прописки?" - " Есть!" - "Нет машины, телефона?" - "Есть, даже компьютер с факсом!" -"Маленькая зарплата?" - "Да и зарплата, думаю, не меньше, чем у вас всех" - "Тогда, что ты хочешь?" - "Мне нужна интересная работа!" - "Ты мне подходишь", - сказал он и взял. Я хорошо знаю Рейбанда, он серьезный руководитель, достаточно жесткий и не возьмет человека по звонку или знакомству. Я благодарен ему за то, что он в меня поверил. В "Евросибе" я многому научился. Работал директором по маркетингу и рекламе. Это был "золотой период", когда я смог полностью творчески реализоваться, а главное, благодаря особым акциям, которые мы проводили, Mazda заняла прочное место в Петербурге с точки зрения позиционирования. Мы искали в каждой модели автомобиля изюминку, особую черту, выделяли ее и с учетом этого представляли. Один из ярких проектов - пятилетие фирмы. Можно было ограничиться традиционной арендой зала и стандартными тостами, но мы пригласили гостей к себе. В углу внутреннего дворика разбили японский сад камней, насыпали разноцветный гравий, поставили булыжники, (возили их с Разлива!), а в центре разместили машину. Вечер вели самурай и гейша, официантки были в национальных одеждах, гости ели японские блюда палочками. Поздравлял фирму японский консул.
- Настоящий театр!
- Этот, как вы сказали, театр произвел впечатление. Такое красивое шоу японского автомобиля!
- Тем не менее из "Евросиба" вы ушли…
- Наверное, потому, что за два года воплотил все задуманное в рамках своей должности. Мне одновременно предложили две очень интересных работы: в одной компании - место генерального директора, а в "Лауре" - исполнительного. Я выбрал второе, потому что, на мой взгляд, именно у этой компании большое будущее, а у меня здесь больше перспектив для карьеры. - Достаточно откровенно говорите, что карьерист…
- Конечно, карьерист! Моя профессия - менеждер. Менеджмент - это руководство людьми с целью оптимизации достижения определенных целей. Я не могу не быть карьеристом. Это не профессионально. Не карьерист, значит, не хочу расти, не хочу развиваться, не хочу увеличивать бизнес своих работодателей, своего персонала и свой личный. Разве это нормально? Поэтому настоящий менеджер - всегда карьерист. Только в развитиии достигается что-то.
- Ваша компания, как и многие другие в России, продвигают на рынок иностранные автомобили, это патриотично?
- Считаю, что самый большой вред нашей автомобильной промышленности - малое количество иномарок в стране. Как только мы начинаем возводить "железный занавес", создавать для своих тепличные условия - отечественное автомобилестроение скатывается до нижайшего уровня. Развитие возможно только в борьбе за выживание. Делай продукцию лучше и тебя предпочтут другим. Конечно, российский автомобильный парк в целом глаз не радует - на дорогах много откровенно плохих отечественных и импортных автомобилей, но могу сказать, что в последнее время ситуация заметно улучшается, количество новых машин растет.
- Кстати, на какой машине ездите?
- Сейчас у меня Шевроле Блейзер. В отношении машин у меня позиция принципиальная - езжу на том, чем торгую.
- А меняется ли, на Ваш взгляд, сам автобизнес, становится ли более цивилизованным?
- На заре кооперативного движения все было так мрачно и дико, что в ту пору у меня не было никакого желания становиться бизнесменом. Сегодня - совершено другая картина. Например, если в 1989 году из ста человек пятьдесят были служащими, сорок восемь - рабочими и только двое - кооператорами. В настоящее время расклад иной: тридцать рабочих, двадцать служащих, остальные - сотрудники коммерческих структур. Да, я - бизнесмен, но продавец, работающий в компании, - тоже бизнесмен. В принципе, моя мечта, чтобы и уборщица компании была бизнесменом. Мы все делаем одно общее дело и у нас общая цель.
- А кем хочет быть ваш сын?
- Ой, не говорите! Ему десять лет и он буквально помешан на автомобилях, гонках и гонщиках.
- Интересно, а чему Вы его учите, если, конечно, у вас на это есть время? - Не могу сказать, что я его чему-то конкретно учу, но могу сказать, чему хотел бы, чтобы он научился. Очень важны морально-этические принципы. Делать деньги молодой человек сможет позже, позже может стать и "акулой бизнеса", но с детства он должен быть порядочным человеком, жить по определенным заповедеям. Именно это и должна дать семья. Хотя дети сегодня с рождения бизнесмены, десять обеденных рублей так лихо могут реализовать, что дух захватывает…

Помните, был период такого, что ли, безвременья: старое, пионерско-комсомольское ушло, а новое еще не народилось - никаких тебе принципов, молодежь собирала бутылки. Так вот, я, честно говоря, побаиваюсь брать на работу людей той поры. Предпочитаю или совсем молодых, или уже сложившихся.
- Если не секрет, как отдыхаете, есть ли какие театральные или литературные пристрастия?
- Отдых, отпуск - вопрос хороший. Летом могу себе позволить поехать с семьей дней на семь-восемь, столько же зимой.
- Такой напряженный труд не напрягает?
- Нисколько! Я получаю от работы удовольствие. Если засижусь дома, мне будет ну очень худо. Что касается чтения, то поскольку я учился в театральном, читать приходилось много, как говорится, начитался. Сегодня в основном просматриваю специальные журналы по менеджменту, автомобильные издания. Но когда у меня возникает желание почитать, почему-то всегда беру Булгакова. Очень люблю "Дни Турбиных". Может чего-то не хватает в нашей сегодняшней жизни, что было тогда, там - спокойствия что ли, умиротворения? "Мастера и Маргариту" перечитываю реже, "Собачье сердце" - хоть вещь и гениальная - просто не перевариваю. Никогда не буду перечитывать "Роковые яйца". Не воспринимаю то, что вызывает негатив. Мне нужен позитив, а он и есть в первой части "Турбиных". Для меня чтение - это не познание, а саморегуляция. Вообще, не люблю сюрпризов. Я - сторонник вещей проверенных, надежных. Иногда начинаешь читать, тратитшь время, а там такая ерунда…
В семье же у нас договоренность: если в субботу я имею право до обеда все же съездить на работу, то в воскресенье могу только два часа потратить на дела. Поэтому полсубботы и воскресенье по существующему условному контракту отдаю домашним. Чаще всего выезжаем куда-нибудь на природу, чтобы и собака могла вдоволь поноситься. У нас обычная дворяжка, жена как-то принесла.
- Природа, дача, огород…
- Никаких дач и огородов! Этим всем нужно серьезно заниматься. У меня есть определенные привычки -люблю, скажем, шашлыки на свежем воздухе…
- Вы гурман?
- О-о-о! Да! У меня нет пристрастий к каким-то национальным кухням. Предпочитаю экспериментироватьть. Люблю морские продукты, свинину, жирное, и все то, что хорошо к пиву. Я большой поклонник пива!
- А потом, чтобы быть в форме, в тренажерный зал?
- У меня ремзона - в трехстах метрах. За день я раз десять туда бегаю. Так что, считайте, свои три километра в день имею! (Смеется.)
- Вы могли бы сегодня сказать о себе: "Да, я человек успешный, человек, который сделал сам себя!"
- Мне кажется, что каждый человек сам себя делает. Никто и ничто не может сделать человека кем-то, если он сам этого не захочет и не приложит к этому усилия. Насколько сам человек готовит себя к определенной работе, настолько он сам себя и делает. Наверное, так.

Подготовила Людмила Авраменко



 

 

 

 

На главную страницу


 
WebStudio Banner Network

TopList Aport Ranker